Искусство подчинения

For English Version- Click Here

Только Бог заслуживает абсолютного подчинения, поскольку только Бог может предложить незыблемую любовь. Цитаты в этой блог-публикации взяты из книги «Сдайся Любви» Дэвида Бэннера (“Surrender to Love” by David Benner).

Наш Создатель желает подчинения наших сердец, а не просто внешнего послушания. Что дает Ему право на это? Всё в нашем земном бытие подсказывает нам, что, чтобы выжить, мы должны держаться (или даже цепляться) за что-то, стремиться к чему-то. Если мы просто «сдадимся», то по утрам не будем даже вставать с постели, кушать, строить в той или иной мере значимую жизнь. Что же делать с этим настойчивым приглашением сдаться, подчиниться?

Когда мы встречаемся лицом к лицу с различными формами власти, перед нами возникает выбор. Обычно мы думаем об этом в контексте послушания и непослушания. Тем не менее, когда мы откинем всю шелуху и наслоения, то обнаруживаем, что то, с чем мы действительно сталкиваемся, намного глубже и сложнее, чем просто внешний акт подчинения или неподчинения. Доверяем ли мы этой власти? Можем ли мы ей доверять? Мы начинаем искать «лёгкие пути», основываясь на нашем уровне доверия, чтобы приспособиться, не теряя при этом ощущения контроля.

Если у нас мало доверия представителю власти, будь то родитель, учитель, или президент, мы будем подстраивать наше послушание таким образом, чтобы всё же сохранить свою волю, наше внутренне чувство самоопределения.

Полагаться на волю христианского послушания означает укрепить наше природное своевольное самоопределение.

Подчинение включает в себя намного бОльшее, нежели внешнее преднамеренное поведение. Это касается способности отпустить, прекратить борьбу за самосохранение, в то время как мы учимся находить покой в чём-то лучшем – в этом суть любящих отношений!

Мы воспитываем восьмерых детей, четверо из которых уже совершеннолетние. Удивительно, как легко манипулировать малышами, чтобы добиться внешнего послушания. Так много средств в наличии – от страха и наказания, до обещания награды и прочих заманчивых предложений. Мы всё это испробовали на практике. Тем не менее, когда дети растут в своей независимости, ситуация начинает меняться. Ребёнок начинает осознавать собственные желания, предпочтения, страхи. И что работало раньше, чтобы добиться внешнего послушания, теперь уже перестаёт работать. Нечто более глубокое, более мотивационное и прекрасное должно появиться – отношения доверия.

По мере взросления детей, их вхождения в подростковую фазу жизни, должно произойти соединение сердца, которое превосходит просто просьбы и их внешнее исполнение. Отношения основаны на обоюдном осознании и принятии другой личности. Со стороны ребёнка требуется подчинение и доверие по отношению к надёжности имеющему власть. Это внутреннее подчинение, противовес попыткам удержать, это возможность отпустить. Никто не может (и не должен) подчинить своё сердце тем, кто зарекомендовал себя не заслуживающим такого доверия.

Наша семья: как родители, мы начинаем с внешнего послушания и двигаемся в сторону внутреннего доверия и подчинения. Семья – это Божий замысел, несовершенное отражение Его собственных Совершенных отношений любящего Триединства.

Мы благодарны за ту благодать, которую Бог позволил нам пережить, будучи родителями, которая помогла нам строить возникающие дружественные отношения с нашими подростками. Мы росли от ранних стадий видимого послушания до более глубокого взаимного уважения. Это нелегко даётся как для родителя, так и для ребёнка! На нашем пути нам потребовалось повышать доверие, проявлять благонадёжность и жертвенную любовь. Я знаю, что мои отношения с моими детьми-подростками будут глубже по мере того, как я всё больше и больше переживаю Божью любовь и преобразовываюсь ею. Это меня воодушевляет. Не имеет значения, где мы находимся в наших отношениях с детьми, если мы вернёмся к тому, чтобы лично пережить Божью любовь, мы получаем лучшую возможность на исправление.

Как родители, мы являемся несовершенным отражением Отцовского сердца Бога. Но наш Отец, тем не менее, хочет, чтобы мы Ему доверяли; доверились достаточно для того, чтобы отпустить, чтобы по-настоящему подчиниться. Наше послушание тогда обретёт форму ответной благодарности, а не борений и попыток что-то доказать. Если бы Бог хотел только лишь внешнего послушания, которое мы так широко практикуем с нашими детьми, разве Он не добился бы этого? Мы склонны думать, что Бог является таким же родителем для нас, как и мы для наших маленьких детей. Иисус открывает нечто намного более смелое, глубокое, и разрушительное для нашего своеволия. Как Пётр, который просился пойти по воде, мы обнаруживаем, что это приглашение намного больше простого перенесения ног из лодки на поверхность воды. Когда мы только начинаем наши отношения с Иисусом, мы сталкиваемся один на один с благонадёжностью Личности – потеряй это из поля зрения, и мы барахтаемся среди волн своеволия и религии.

Богу нужны наши сердца, а не только наша воля.


Подчинение экзистенциально; оно превосходит просто функции лобной доли мозга, логического мышления. Как сильно наш западный процесс мышления, наши книги, наши проповеди сфокусированы на следовании Иисусу, рассматривая это как умственное усилие. Правда в том, что мы можем быть послушны без подчинения. И мы не в состоянии по-настоящему подчиниться без принятия Его воли в послушании.

Наш природный инстинкт – выживание; мы от природы противимся подчинению. Мы знаем, что такое подчинение. Мы даже хотим этого – возможности наконец подчиниться какой-то исключительной власти, которой можно целиком довериться. У некоторых из нас это вызывает ужас. Мы получали негативный опыт после доверия неправильным людям, и как естественное следствие этого, теперь очень осторожны в отношениях. Тем не менее, наш Творец приходит к нам с единственным видом отношений, в которых Он заинтересован – отношений, основанных на любви; поскольку Он Сам есть Любовь, и это именно то, чего так сильно на самом деле жаждут наши сердца. Справедливости ради, по Своей любви, Он требует подчинения, поскольку только в Нём мы находим полное удовлетворение. Любовь требует полного доверия и способности отпустить (такой внутренней веры, которая проявляется в виде «не моя воля, но Твоя да будет»). Бог знает, к чему (или к кому) мы безусловно привязаны. И Он идёт нам навстречу в качестве Иисуса, приглашая к подчинению, бросая вызов нашим изматывающим страданиям самоволия.

Вне этого подчинения мы остаёмся зацикленными на себе, в то время как наши упрямые попытки сохранить контроль отрезают нас от самой жизни.

Св. Игнатий де Лойола (St. Ignatius of Loyola) утверждает: «Грех – это нежелание поверить в то, что Божья воля – это наше глубочайшее счастье». Бэннер (Benner) говорит, что пока мы не будем абсолютно в этом убеждены, мы будем делать всё, что в наших силах, чтобы удержать руки на пульте управления нашей жизнью (хотя бы в какой-то степени), поскольку думаем, что мы лучше Бога знаем, что именно нам необходимо для полноты самореализации.

Доверяю ли я безоговорочно Богу насколько, чтобы подчинить Ему своё прошлое, настоящее и будущее? Принимаю ли я Иисуса, как наивысшее проявление жертвенной, доверительной любви? Осмеливаюсь ли я получить Его безусловную любовь, отпускаю ли я контроль над своей жизнью, принимая Его волю как свою собственную?

Уделите время размышлениям о любящем взаимном подчинении, сокрытом в самой природе Бога!

Подчинение находится в самом сердце Бога, и в самом сердце всех Его подходов и действий. Когда Он просит нас подчиниться, Он просит нас исполнить то глубочайшее в Нём самом, и то глубочайшее в нас самих. Стэнли Джонс (E. Stanley Jones)

Отец подчиняется Сыну. Дух постоянно хочет воздать славу, но не Себе, а Отцу и Сыну. Существует ли вообще любовь вне такой добровольно подчиненной воле, направленной на желание абсолютного блага для другого? Любовь – три Личности Троицы полностью и всегда открыты, взаимно подчиняясь друг другу. Мы можем доверять Богу в нашем личном подчинении, поскольку Он Сам практикует это в Себе Самом. Иисус знал, что, если Он подчинит Свою жизнь, человечество сможет получить любовь Отца, сможет войти в любовь Отца через Евангелие.

Потрясающая любовь Бога, проявленная во Христе и на Голгофе «не является произвольным выражением Божьей природы; такова жизнь в Троице, объяснённая миру». Симандс (Seamands)

Прочитайте слова Апостола Павла и поразмышляйте о Его любви к вам!

31 Что же сказать на это? Если Бог за нас, кто против нас? 32 Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего? 33 Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. 34 Кто осуждает? Христос Иисус умер, но и воскрес: Он и одесную Бога, Он и ходатайствует за нас. 35 Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: 36 за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание. 37 Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. 38 Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, 39 ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем.

Рим. 8:31-39 (Синодальный перевод)

Сегодня я проведу какое-то время в размышлениях не только о сферах моей жизни, которые претерпевают трудности в подчинении, но и о природе моего глобального подчинения. Подчинение – это не борьба, оно освобождает и отпускает меня в любящие руки моего Спасителя.

This entry was posted in Bruce Posts. Bookmark the permalink.